17:35 

хрустящее мое счастье, печальные мои поцелуи, несбыточные мои небосводы

мне хорошо с тобой.
чай на столе, сухари и сушки
ночью убежала голова с подушки

23:39 

сегодня, мальчик мой, твоя девочка склонна нежничать, истерить
и путать буквы в словах.
на дне ее кружки сегодня опять спрятался страх.
по-моему, милый друг, тебе пора ее заставлять пить,
чтобы вытеснить эту серую радугу из головы.
обнимай ее колени в протертых джинсах и пей литрами ее сны.
помоги ей, мальчик мой
помоги ей дожить до весны


в разных дневниках я пропускаю разные событиян
кажется, я не была в эту зиму в воронеже и киеве, не было той жутчайшей хуйни, случившейся в рождество, не было заснеженного ночного хрещатика, не было майдана незалежности, не было ночи в скайпе, не было поцелуев при виде негров, ничего не было

зато есть надоевшая работа, загоны про скоростной забег по трассе выбора института, было "милая, это крах", не было никогда работающих на полную мозгов
по-моему, я самочка

самочка-самоучка
в кармане пустая пачка, в унитазе мертвая дочка
абсолютно здоровая печень, но теперь только одна почка
ну у тебя и ночка

хохо.
тай истерит ночами.
у меня две косички.

@темы: стихистерики, лытдыбр

00:54 

голова решето.
реши это,
реши то.
не греши и не спеши,
не метай в друзей ножи,
не спиши его со счетов,
свою душу не тормоши
и не тревожь пилотов
шмоная углы души




казань чудная, мишка не отвечает и я весьма зол.
а еще а еще а еще заебало

20:00 

стать ни от чего не зависимой.
не внешне, а по-настоящему.
это ведь возможно, реально, а главное - очень нужно.
чтобы вернуть свою гордость, говорит голова, чтобы вернуть интерес, говорит моя внутренняя девочка, моя высочайшая неправда.
айнанэ, мой сладкий.
твоя девочка свихнулась на нужности.

мне всегда проще подставить щеку. мне всегда проще быть чуть ниже, но иметь полное право позвонить и осведомиться.
мне всегда было проще побыть слабой, побыть пишущей машинкой, которой, чтобы что-то создать, ну очень нужны чьи-то пальцы.

а надо перестать.
вот так, в один момент, перестать нуждаться и стать нуждаемой.
вы.нуждаемой.
выносить сор из избы - дело неблагодарное, но что поделать - эти пальцы все еще нажимают на кнопки и меняют строчки, туда-сюда, и кажется, меня уже почти нет.

20:22 

люди говорят не чтобы быть услышанными, а чтобы сказать.
слова - это почти что как черта, за ней что-то дальше.
или что-то назад

17:50 

ощущение, что люди постепенно перестают во мне нуждаться

14:13 

люди,люди,люди.
ололо.
слишком много думаю.

опять ты в этом году институт проворонеж.

наше с михаилом айнанэ продвигается в сторону мы
давай перейдем на мы
так странно
всю жизнь этого хотела
и вот оно вот вот аааааа
и нахера тебе оно надо было


что теперь делать - не знаю. привинтивно забанить - айнанэ.
высказать ему всю эту радость?
не очень то.

пойду болеть. думать и вообще жить в чертовой проснеженной москве.
через пять дней рейс на стамбул.

19:19 

стамбул. прошел.

который раз чего-то не хватает.
константинополь, серебро и плюс пятнадцать.
мне снова хочется тебя и русской речи.

это депрессия, потихоньку перерастающая в ритм жизни.

хочу совсем волосы отстричь. к черту. устала. тяжелые.

__________________________________________________________
каштаны пахнут табаком.
о ком ты думаешь, о ком
___________________________________________________________
господи, Стамбул сумасшедший и вызывает истерический смех и недоумение.
я не могу о нем рассказывать. мне нечего.
я его поняла.
только очень
очень
очень устала
не мучай меня
поцелуй меня
не расспрашивай
там турецкие кошки и горький кофе
мясо и медовые сладости
там улицы под уклоном девяносто градусов
люди не боятся машин
метро не метро
на улицах продают айран и выжимают гранаты
такой город
такой нереальный


но его хватает на один день.

23:10 

сладко, ах, как сладко.
все чаще всего одиннадцать

мы ходили в кино как пара.
странно, ах, как странно

так его люблю, черт
такие взрослые
шопиздец

00:05 

ой. внезапно

Стихистерики.
______________
писать стихи о солнечном - переплывать брод.
стихами тошнит, харкает, выворачивает, блюет.
стихами - только болезненно, жалостливо, жестоко.
эй, истеричка! дай-ка побольше тока

не щади живота, и слез своих не жалей.
проливай вино и приглашай гостей
полакомиться твоим горем, твоей утратой, твоей тоской.
пусть им будет сладко,а тебе все-равно нужно стать пустой

просто вылить все это на голову кому-то из жестяного ведра
пусть впечатается свинцом и вкусом черники в мозг
вынимай все, что чего-то стоит
из своего нутра.
вынимай, причесывай,наводи лоск.

все, пора. твое горе готово к публике?
запускай на арену горе свое и льва.
некролог обо льве в самой последней рубрике.
а у тебя остается горе и его составляющие слова.

@темы: тихотворенье

01:49 

все газеты мгновенно стали позавчерашними.(с)
paslen/jj

страшно

00:43 

банальное региональное реггей, звучи, чтоб завтра стало лучше
завтра едем с Като в Тверь
там живала моя первая любовь

Мой Михаил игнорителен и любителен
я устал ходить, дружок, запиши меня в секцию харе рама

стопом бы в питер бы

люблю жизнь

кухня почти закончена, скоро будет барный стооол

шузы на манной каше

здрасьте-здрасьте, горы-моря-леса

господигосподигосподи все так внезапно хорошо аж страшно

01:18 

конец моей жопке
ну полный черт возьми

какой-то кошмар
я смотрю поезда на симферополь, а этого делать нельзя
я думаю о нем, а делать этого нельзя
нельзя, нельзя, нельзя!

просила я Мишу не оставлять меня одну надолго.
ан нет.
ну теперь окей...

а экзамены 1го. через месяц
и я уже реально строю планы - это плохо и порочно

я не буду с ним спать
и целоваться
черт
я бы только смотреласмотреласмотрела

хорошо миша сейчас приедет, и все пройдет

у меня как всегда журавль в небе столь привлекателен, что кошмар, знаете ли

00:37 

прмпмпм

большая катастрофа

мне блять очень очень вовремя надоело читать и захотелось смотреть хауса до бессознания
у меня воспаление мечевидного отростка, экзамены в гитис через 2 недели
все весело-весело

приехал бы благоверный быстрей - было бы проще
кто мне пиво будет таскать, пока я пялюсь в ноут

и вот ведь совсем не могу ничего делать
катастрофически
нанэ-нанэ

16:54 

слегка невовремя мне стало совершенно плевать на все то, что вокруг.
на гитис этот чертов с 75ю баллами, не плохо, не хорошо, никак ; на то, что на работу надо съездить, что 24го обьявят, прошла я в лит или нет, что 5го рецензия, и я черт его знает на что ее писать, ну совершенно никаких мыслей о возвышенном - ну, мастер и маргарита, ну, алдонин, ну деньги не пахнут потому что мы их моем.
ну и что.
только вот поеду после рецензии к мише в его черный город, может, легче станет - хочется к нему,к теплому, красивому и скотине к тому же - сильно хочется.
а потом 20 с хвостом дней ожидания.
может быть, поеду в одессу, может быть, в питер, авось, вышло бы в литву, здорово бы в калининград, на утриш 8го и в общем в крым еще в августе, а там опять же в литву и может быть италию с мамой..
и почему все так весело, а мне не хочется ничего, только курить, курить только и развлекаться, смотреть какого-нибудь хауса, к примеру.
да ну к черту,.
пойду гулять
такое лето

бальзак венчался в бердичеве

04:45 

ненавижу себя.
сдала зачет по английскому, почти нагло почти обманув хорошую преподавательницу
не могу заснуть, завтра реферат по истории сдавать
сессия это не так плохо, если умеешь спать вовремя, а не смотришь хауса потом снова хауса и слушаешь гришковца и читаешь башорг ололо
я жру тортик в честь моего адово сварливого настроения последнюю недельку

чтоб сделать на новый год такого прямо таки чтобы ахх
обожраться тортом в ночь перед зачетом! йеее

напиши список литературы в реферате, кусок идиота.

03:42 

пишу исключительно тогда, когда вспоминаю, что надо проверить как там Като

а еще когда мне дуре спать надо завтра экзамен по античному и средневековому
а это ололо как

Гротсвита Гендерсгеймская. я наконец-то запомнила, как ее зовут

02:16 

быть театроведом достаточно напряжно, да
я купила самокат, и это лучшее событие за последнее время
моя любовь остывает

14:20 

актерский портрет. задание такое

Сейчас, думаю, буду писать портрет старой актрисы. Черта с два!
Про нее уже столько писали, что критика уже двух веков валится на меня, как тяжелый книжный шкаф. Но я все-таки попробую.
Кто она такая?
«Королева эпизодов», как писали кинокритики еще лет тридцать назад. И до сих пор – так. Чайный домик. Ростом полтора метра. Душой полтора мира.
В детстве актерском – амплуа травести. Не хотели брать в театр, после, играла в ТЮЗе мальчиков и ослика ИА, в этом я чувствую какое-то родство душ, что ли.
Старая актриса – ей 70 лет – все-еще остается одной своей двадцатилетней ролью. Она все еще секретарь поселкового исполкома Виола Смыр из фильма «У самого Черного моря», и ее длинному носу страшно идет панамка. Мне нравится, как она постарела: у актрис, игравших героинь, с немолодостью приходит какое-то дурацкое осознание величия (как, на мой взгляд, в Нееловой), спина, гордость – и вместе с этим мое (субъективное!) зрительское разочарование. А я вообще люблю характерных старух. Ахеджакова не старуха ни в каком смысле. Она – бабушка века. Своих детей нет, поэтому к молодым относится как к своим. Нечасто женщины, старея, меняют лицо. Лия Ахеджакова, оставшись прежней …, обрела нос-грушу. Женщина-Чаплин, но красавица невероятная, до сих пор. Воробеиюшка на сцене, могла бы играть умирающих, а играет подпрыгивающих. Только Могучий дал ей роль по возрасту – и в этом была и его, и ее правда – я считаю, что нельзя врать на сцене, поэтому мне так не нравится спектакль «Трудные люди»Галины Волчек.
Лия Ахеджакова – один из символов того хорошего, что было в советской эпохе. Честного, смелого, пронзительно хорошего, как в лучших книжках Владислава Крапивина про смелых, царапанных травой мальчишек и третьи миры за гранью смелости. Когда были талоны, была доброта их отдать. Мы же родились и живем в недобром мире. Впрочем, и мы не отказываемся порассуждать об ужасах режима. Репрессии, пропаганда, гибель науки, коллективизация, колхозы, бедность, революция – ужаса было много. А мой отец любит рассказывать о том, что было хорошего.
Она из тех, кто не уступает жребию. Девочка-старушка, травести, несогласная в самом определенном смысле этого слова.
К тому же, одно из ее, актрисных, свойств – то, что она должна играть только русских. Ну, вот душа в ней такая, мягко-добро диссидентствующая, не евопейская, не еврейская (хотя говор – по ней), не американская какая-нибудь там, заморская.
Но конечно же, как любая хорошая актриса, она разная. Отказать ей в циничности, модерне и нищенствующем пафосе из-за фильма «Небеса обетованные» нельзя – «Интеллигентная женщина, а стоишь на паперти с протянутой рукой» - говорит загримированная под некрасивую Немоляева. «Что ты называешь папертью, этот засранный асфальт?...Вся страна стоит с протянутой рукой». И здесь, пусть – художница, пусть – «любовь к красивой жизни довела тебя до такого» - все-равно видит, что просходит. И обязательно попробует накормить побитую и голодную Ольгу Волкову.
Смотришь на нее в Гараже – и опять плачется, ноется за страну – пусть сменившую горсть режимов, пусть – дурацкую и никчемную. Пусть, тогда, когда снимался фильм – более-менее крепкую, не перестроившуюся. «Выскочила тут, шкамодявка, понимаешь, и мы теперь должны все перестроиться, перековаться?» Да. Мы должны. Это как будто бы прописано в ее ролях – ты должен посмотреть, полюбить ее и измениться ради.
Трусиха с виду, внешне, но с глубочайшим, нутряным протестом в лицедействе своем. Защищает страну от правителей всех времен маленькими кулачками. Смешная сама, а про нас-то все понимает. И говорить не боится, и протестовать, и на митинге выступать, пусть и по видео-мосту. Не боится – совсем. Ездит, семидесятилетняя, маленькая, на большом джипе и радуется «Синим ведеркам». Они, мол, делают большое дело. Мол, пробили железную стену.
Она – для меня – пробивает стены между мирами, между свободой и несвободой, между актером, ролью и человеком, теми же маленькими кулачками. Она всегда – инородец какой-то. С чьей-то точки зрения – выродок. С чьей-то – главный ориентир.
Переломить судьбу одним топотом маленьких ног о безликий асфальт. Стать чьей-то надеждой на отсутствие голодной смерти. Восторгаться великими исследователями византийской литературы.
Она все может.

23:52 

очень устала
очень, очень устала
все со мной как-то неправильно сейчас
я больше кое-кого не люблю, и совсем не знаю, как мне теперь это пережить

банальное региональное реггей

я тоже был гордый, с довольной мордой

что же мне теперь делать
то есть нет, я в курсе, мне надо стать свободной, прямо сейчас, билет на поезд и все было бы хорошо
но слишком много у меня теперь багажа, поэтому подниматься на холм к Лойсо мне все сложнее и сложнее, совсем почти невозможно

здесь совсем другие радости, другая отрада

andar per ombre/

главная